В компании, где я работаю, не прекращается "черная полоса". И вроде работы полно, и заказчиков хватает, но долги по зарплате не перестают расти. На одном колыме долго не протянешь. Пришлось отказаться от съемной квартиры и вернуться в квартиру родителей.
Год назад, когда, как я считал, у меня были отличные отношения на личном фронте, да и финансовая стабильность меня радовала, я решил снимать квартиру в старой части Самары. Девушке ничего не сказал, думал сделать ей сюрприз. Она была с области, в Самаре училась, квартиру снимала вместе с какой-то землячкой, которую терпеть не могла. Я считал, что она с радостью переедет ко мне. Заранее не стал ей ничего говорить, не хотелось сглазить. В апреле квартира должна была уже освободиться, залог хозяйке я внес на три месяца вперед. Я не мог дождаться начала месяца, когда приведу девушку в пустую квартиру и сообщу, что она наша. И, так получилось, хорошо, что не рассказал ей заранее. 7 марта она мне сказала: "Давай останемся друзьями..."
Я тогда ничего ей не ответил. Попрощался, развернулся и ушел. И больше не звонил ей, не писал. Пару раз мы, конечно же персекались, все таки Самара не такой уж и большой город. Я часто видел ее подруг, интересовался. Про квартиру я ей ничего не сказал. Залог назад не потребовал, просто переехал туда один и стал жить самостоятельно. Про то, что я расстался с Катей, ничего не сказал. В начале, ко мне еще заезжала мама, но Катя, конечно же была либо на "учебе", либо "гуляла с подругами". Но когда мама убедилась, что мы полностью справляемся с самостоятельной жизнью, визиты прекратились.
Началось лето. Я узнал, что Катя уехала в свой областной городок на каникулы. Новые связи никак не ладились. Все заканчивалось мимолетными знакомствами, совместными пьянками, горячими поцелуями, приглашениями к себе... на утро они уходили. После этого сколько я им не звонил, они либо не брали трубку, либо все время были слишком заняты. Повторно со мной встречаться ни захотела не одна. Неужели я сними был слишком груб? Наверно, все таки я просто был в другом месте, не сними, а точнее с другим человеком. Наверное, я однолюб.
Усугубило положение то, что уехал в Америку мой лучший друг. На все лето, до конца сентября. Я не представлял, что буду делать один. Конечно же, у меня оставались еще друзья, но я никогда не чувствовал себя так погано. По ночам, в своей квартире, чтобы не выть, я курил. До этого я не курил. так иногда на пьянках. Еще бывало, на первых курсах сильно увлекался травкой, но сейчас, видимо повзраслев, завязал. И вот начал курить.
Квартирка казалась мне маленькой и паршивой. И как я мог себе представить, что Катя обрадовалась бы такой конуре? Дом был старый. Мне он нравился всегда своим расположением и не обычностью. Но если посмотреть нормальным трезвым взглядом, то понимаешь, что эта рухлядь готова развалиться в любой момент.
Дом стоял неподалеку от небольшого зеленого скверика. Он впитал в себя все от стилей и направлений архитектуры бурного XX века. Изначально в доме предполагалось всего два этажа: полуподвальный, с окнами ниже тротуара, и первый из силикатного кирпича. Первые этажи украшали осыпавшиеся и облезлые остатки каменных и редких мраморных украшений и гипсовые головы античных статуй в интересных завитках. В бурные тридцатые, над первым этажом воздвигли еще один этаж, как обычно из красного кирпича. Кирпич давно сыпался по углам и выглядел намного хуже и старее каменных финтиклюшек на фасаде первого. Вместо античных голов, на стыках оконных рам, красовалась советская геральдика: книжки и циркули, звезды и острые флаги, и конечно же серпы и молоты. Много позже, над вторым этажом надстроили еще один деревянный. Выглядел он хуже первых трех вместе взятых. Вся древесина уже прогнила и отваливалась чуть ли не кусками, оконные проемы проседали и сыпали на пешеходные тротуары трухлявые щепки и облака опилок. Дальше шла ржавая металлическая крыша, на которой находились полуразвалившиеся пристройки голубятни и клумбы, хозяин которых, наверно, умер еще в конце восьмидесятых. Конечно же, моя квартира находилась на третьем деревянном этаже.
Я знал эту квартиру задолго до того, как в нее въехал. И с ней у меня было связанно много воспоминаний. Когда я поступил в свой универ, который так и не смог закончить, познакомился с Ромой. Он учился со мной в одной группе. Он был на пару лет старше меня, и поразил своей интеллигентностью. Он много читал, много знал, много пил. Меня поражала его живость и то, как просто он жил. Он был так сказать вхож в любые круги. Вместе с ним я ходил на фанатский сектор "Металлурга", учавствовал в небольших послематчевых беспорядках, пил с художниками, музыкантами и актерами, конечно же местными, самарскими. Мы подолгу спорили с какими-то литераторами и кинокритиками. Вскоре я много от него перенял. В то время никто еще ничего не слышал про "падонков", никто не лазил по удаффу, никто не знал Спайкера, никто не пользовался жаргоном сетевых писак. Никто кроме Ромы. Он очень живо смотрелся в роли интеллигентного падонка, некий нигилизм в интереснейшей обложке. Понеслась длинная череда каких-то закрытых сейшенов, квартирников, киносеансов интеллектуального кино. Я открывал перед собой новые фильмы, новые книги, новую музыку. Я с ужасом узнавал, что все это было уже давно, на поверхности, только мало кому это было нужно. Это было все прекрасно и одновременно дешево.
Роман мог подолгу пропадать из Самары. Не выходить на связь, пропускать лекции и даже сессии. Но он всегда возвращался. И всегда с чем то новым. То он тащил меня в какие-то подпольные студенческие партии. Знакомил меня с их лидерами и идеями. То он подселял ко мне в квартиру на пару дней каких-то иностранцев. Молчаливых и загадочных. те тихо разговаривали на своем языке и все время замолкали когда рядом был я или моя мама. Я объяснял, что это студенты по обмену и что их нужно на пару дней поселить, пока не освободится комната в общаге.
Как то Роман показал мне эту квартиру и сгордостью сообщил, что он решил ее снимать. Это было на втором курсе. он не сумел перевестись, взял академ. Квартира ему очень подходила. Дом был старый, мебель пережила не одних хозяев и выглядела очень эффектно. Удобства были на улице, а над квартирой, если не считать худой крыши, было лишь небо. Я миллион раз бывал в этой квартире и все время, кроме Ромы, в ней был еще кто-нибудь. Кто-нибудь необычный и интересный. И где он только знакомился со всеми этими людьми?
Шло время, я перевелся на заочку. Появились проблемы с деньгами. устроился на постоянную работу сполной занятостью. С Романом встречался все реже и реже. Медленно, но неостановимо я взрослел. Появились какие-то заботы, обязанности, права и правила. Рома меня понимал, и никак не пытался остановить. Мы несколько раз беседовали на эту тему.
А в феврале этого года я узнал, что он повесился. это было 21 февраля. У меня был отключен телефон. 23 я положил на него денег и увидел, что у меня было несколько пропущенных от Романа, перезванивать не стал, торопился в универ. Когда приехал, узнал от Макклауда, тоже моего приятеля, что Рома повесился у себя в квартире. Мы как раз успели на похороны. На кладбище были лишь я, Макклауд, родители Ромы, которых я до этого видел лишь раз, и его старенькая бабушка. трагизма добовляло то, что пропущенные мною звонки приходились как раз на вечер 21. Макклауд сказал, что он ему тоже звонил, спрашивал, знает ли он где я? Просил приехать. Макклауд не смог, тогда Рома сказал, что повесится, просил Макклауда приехать утром, сказал, что дверь оставит открытой. Конечно же, трудно было поверить что он говрил это серьезно. А утром Макклауд приехал к Роме, а дверь действительно была не заперта...
Мы разговаривали с родителями Ромы, очень приятные и интеллигентные люди. Они не плакали и не устраивали истерик, они слишком хорошо знали своего сына. после этого мы поехали в ту самую квартиру, забрали кое-какие вещи. я поговорил с хозяйкой и обещал подумать о том, чтобы снимать эту квартиру. Я просто не мог от нее отказаться, конечно же я не стал бы говорить Кате, что здесь "зажух" мой друг. я все хорошо обдумал и через пару дней позвонил хозяйке квартиры. Договорились, что месяц квартира постоит пустой, в милиции попросили, а в апреле я туда въеду.
И вот теперь мне пришлось от нее отказаться. Кроме проблем с деньгами, давила сама обстановка. У меня появились мысли, что все мои неприятности начались с этой квартирой. До сих пор непонятное расставание с Катей, отсутствие лучшего друга, проблемы с работой, шикарные проблемы в Универе. Сам я никогда не съехал бы из того дома, но обстоятельства упорно меня к этому подталкивали. И вот уже с конца октября я вернулся в родительский дом, в свою старую комнату. Весь мой скраб из той квартиры уместился на дне багажника "калины". Вот так.

@музыка: Limbo experience - illusion

@настроение: тоскливо

@темы: дневник, личное, тоска